Большая Ижора
home
История о том, как Леша Воскобойник по дороге плыл, 1990 год
Записано Андреем Демкиным 2004 год

Было это в ту счастливую пору юности, когда еще кажется, что жизнь бесконечна, и ты только начинаешь вкушать сладостную пору свободы, вырвавшись из пут поздней юности. Несколько лет мы не встречались. Но, наконец-то, благодаря общим усилиям, было решено провести основополагающую встречу на берегах карьеров, вблизи Большой Ижоры.

Места эти были для нас особыми. Здесь всегда происходило что-то интересное или загадочное. В пору нашего совсем еще щенячьего детства карьеры были далью далекой, и ездили мы сюда исключительно с родителями, бабушками и дедушками по грибы. Для того, чтобы добраться до карьеров, нужно было выехать из садоводства, по бетонке спуститься в Ижору, проехать через ее центр и свернуть у памятника матросу налево, к станции. Проехав железнодорожный переезд, нужно было опять заехать наверх, мимо магазина, и, не доезжая до соснового бора, приютившего две адмиральских дачи, свернуть направо в лес, проезжая мимо оставшегося слева знаменитого ижорского родника, вода которого, содержавшая серебро, могла храниться в течение месяца. Проехав еще пару километров по грунтовке, родителя оставляли машину, брали корзины и прочие грибные принадлежности и шли в лес.
В ту пору садоводов и прочих дачников было еще не много, и грибы в изобилие водились в окрестных лесках. Выполнив свои обязанности по наполнению корзин, родители и их друзья неизменно находили место, специально оборудованное заботливой рукой, для привала усталых лесных путников. Сосед и первый председатель нашего садоводства, дядя Гриша, извлекал из рюкзака аккуратную бутылочку и приступал к подготовке посредников между бутылочкой и грибниками. Можно было, конечно, пить и из банальных стопочек, но у дяди Гриши был свой ритуал, превращающий процесс в ритуал, который бы уже было невозможно назвать каким либо примитивным словом. Дядя Гриша готовил два типа водочных стаканчиков, в зависимости от пожелания компаньонов. Закуска, понятное дело, уже была заранее приготовлена и представляла аккуратно настроганное сало на черном полукруглом хлебе, кружочки докторской колбасы на булке и лоснящиеся краснобокие помидоры. Были еще и огурцы. Но их ожидала особая почетная миссия. Тщательно вымытый пупырчатый огурчик разрезался пополам. Далее, перочинным ножиком в мякоть огурца вырезалась конусом вглубь, на пару сантиметров, и выбрасывалась. Огурцы стопочки раздавались желающим, и в углубления разливалась водочка, Старка, если не ошибаюсь. Естественный порыв тут же получившееся сооружение и опрокинуть, пресекался дядей Гришей. Обычно, он рассказывал какую либо историю на несколько минут, давая водке и огуречному соку подружиться между собой.
Тогда я, естественно в силу малолетства, не мог вкусить букета получавшегося напитка, но по лицам участников компании, видел, что огуречный сок явно украшает процесс. Позже, лет через 20, когда я впервые попробовал повторить ритуал, то немедленно убедился, что даже самая жесткая водка, отдохнув пару минут в огуречном стакане, приобретает необыкновенную мягкость. Вторым достоинством огуречного произведения было то, что стенки его могли служить немедленной закуской. Высоты стакана-огурца обычно хватало на 3-4 приема.


Следующая страница> > >